Представитель в России, странах СНГ и Прибалтики: +7 (925) 506-59-01

JuniorTennis об Академии Эверт

Популярный российский журнал о детском и юношеском теннисе JuniorTennis посетил по приглашению Академию Эверт. Руководители журнала неколько дней изучали быт и трудовые будни юных теннисистов, встречались с тренерами, побывали на соревновниях. О чем они с Вами и делятся. Итак, начнем! 

Страна, где ценят спортсменов

Соединенные Штаты Америки по праву можно назвать «теннисной страной». Чемпионы? Сколько угодно и любого уровня – от лидеров юниорских рейтингов до победителей Больших Шлемов WTA и ATP. Возможности? В Америке более сотни различных теннисных академий с программами на любой вкус, где примут на обучение, как начинающего спортсмена, так и юниора, готовящегося к профессиональной карьере. Условия? В некоторых регионах США в теннис можно играть на улице круглый год – что это, если не рай для теннисистов? Но обо всем по порядку.

Условия для занятий теннисом

Несмотря на то, что территория США огромна (согласно статистике – четвертая в мире), теннис, в основном, сосредоточен в двух штатах – Флориде и Калифорнии. Флорида находится на юго-востоке США, на полуострове между Мексиканским заливом и Атлантическим океаном. Ее по праву называют «солнечным штатом» – солнце греет здесь круглый год, обеспечивая на юге штата тропический климат и среднюю температуру зимой – около 20°C. Правда, и среднее количество осадков во Флориде – наивысшее из штатов США – штат часто посещают тропические грозы.

Калифорния расположена на западном побережье страны, на берегу Тихого океана. Здесь преобладает средиземноморский климат, но с большим разбросом температур, который снижает влияние океана. Соответственно, это приводит к прохладному лету и тёплой зиме, особенно комфортной в Южной Калифорнии, где к тому же меньше осадков.

Возможности для тенниса    

В этих двух штатах – Флориде и Калифорнии – и расположено большинство американских академий. Самой большой и самой известной среди них является, несомненно, Академия Ника Боллетьери, расположенная в городке Брадентон (Флорида) и официально называемая IMG Academy. Однако, если рассматривать эту Академию широко, то здесь, помимо теннисистов, можно обнаружить также и футболистов, гольфистов, баскетболистов и т.д. Поэтому для конкретизации может использоваться название IMG Academy Bollettieri Tennis. Учеников в ней – не одна сотня, каждый из которых приехал сюда тренироваться на период от нескольких дней до многих лет. То есть в ускоренном темпе Академия может напомнить муравейник, где все постоянно в движении, приезжают-уезжают и т.д. Индивидуального подхода простой теннисист здесь не дождется – нужно обладать либо большим кошельком, либо огромным талантом, чтобы игроком всерьез занимались.

Особой группой выделяются небольшие академии, созданные руками теннисных родителей для прогресса своих детей-теннисистов, но в дальнейшем развившиеся в нечто большее, чем «академия одного игрока». Таким примером может служить Kozlov Tennis Academy. Ее учредитель – Андрей Козлов – в первую очередь ориентируется на своего сына – Стефана Козлова, занимающего 7-ю строчку рейтинга ITF Junior и уже значительно себя проявившего в юниорском теннисе. Но для ребят, приезжающих в эту академию, возможность тренироваться со Стефаном может стать хорошим путем приобретения опыта игры высокого уровня.

Еще одна академия – Rybakov Tennis Academy (хотя изначально ее планировалось назвать US Spartak в знак продолжения традиций спартаковской школы в США). Ее основатели – супруги Рыбаковы – переехали в Нью-Йорк, а затем в 2004 году во Флориду именно с тем, чтобы дать своим детям возможность больше играть в теннис. Старшая дочь, Екатерина, в итоге пошла по пути совмещения тенниса и учебы в университете – выступала за Florida State University. А вот младший сын – 16-летний Алекс – сейчас штурмует вершины юниорского тенниса (на текущий момент он занимает 100-ю строчку рейтинга ITF Junior) и привлек к себе внимание, обыграв на прошедшем в этом году турнире Eddie Herr нашего Романа Сафиуллина. Девиз Академии – «Меньше разговоров, больше игры!». И очевидно, именно это привлекает сюда ребят, желающих совершенствовать свой уровень тенниса – обычно в Академии тренируются 10-15 человек.

Более подробно о процессе обучения теннису в Америке расскажем на примере довольно крупной по теннисным меркам и одной из самых известных – Теннисной Академии Эверт (Evert Tennis Academy), которую основала знаменитая американская теннисистка Крис Эверт (обладательница 18-ти титулов на турнирах Большого шлема) в Бока-Ратон (штат Флорида) и которой она управляет вместе со своим братом Джоном Эвертом.

На территории ETA расположены 23 корта с покрытиями двух типов: 9 кортов «хард» и 14 грунтовых. К услугам студентов ETA также и 15 кортов в близлежащем частном клубе, а еще 13 кортов в общественном парке в пяти минутах ходьбы от ETA. 

В Академии много специалистов, при этом каждый из них отвечает за конкретный участок. Например, есть директор женского тенниса и, соответственно, директор мужского, директор по фитнесу, координатор тренировочного процесса, не говоря уж про различных администраторов и помощников. Каждый тренировочный день в Академии начинается накануне, когда идет планирование тренировок и составляется расписание.

 

Большим преимуществом Академии Эверт является возможность для ребят тренироваться вместе с игроками, которых ведет USTA. United States Tennis Association – это национальная ассоциация тенниса в США, которая была создана для развития роста тенниса в этой стране. Наиболее талантливых ребят USTA забирает на полное обеспечение, начиная от тренировочного процесса до выезда на турниры. Соответственно, практически все лучшие юниоры США тренируются в USTA. А поскольку основная база этой ассоциации находится в непосредственной близости от Академии Эверт, а фактически на одной большой территории, то и постоянные турнирные баталии между игроками Академии и Ассоциации имеют место. Таким образом, самый обычный день в Академии может сложиться и как турнир ITF.

Тренеры Академии Эверт

В Академии Эверт сейчас работают 18 тренеров по теннису на постоянной основе. Все они заинтересованы в этой работе, так как имеют хороший социальный пакет. Кроме того, Академия считается хорошей школой для молодых тренеров и, помимо приобретенного опыта, ценится и соответствующая строчка в «трудовой книжке».

В Академии есть и русскоговорящий тренер – Иван Пучкарев, приехавший из Симферополя. В свое время он был 1-й ракеткой Украины среди юниоров, входил в top3 Tennis Europe. Но профессионалом не стал, а окончил Oklahoma State University, после чего пришел работать в Академию. Свои впечатления о работе Иван высказал в коротком интервью:

«Мне очень нравится здесь работать. Мы стараемся всестороннее развивать юных теннисистов, формировать у них жизненные навыки через занятия спортом. Семейная атмосфера помогает нашим студентам достигать поставленных целей на тренировках, в классах и на реальных турнирах. Кроме того, наш тренерский и административный состав нацелен на привитие студентам чувства дисциплины. Конечно, нельзя сказать, что здесь готовят только будущих профессионалов. В Академию примут практически любого юниора, все-таки это коммерческое предприятие. Но, главное, чтобы у него было желание тренироваться. Правда, при этом его определят в соответствующую его уровню группу и, чтобы перейти к более сильным ребятам, ему нужно будет много работать и набраться соответствующих навыков. Только после этого он будет переведен на следующий уровень».

 

Вот что говорит директор Академии Джон Эверт о тренерском составе: «В нашей академии все тренеры выбраны, что называется, «вручную». Крис Эверт и я хотели быть уверены, что наш выбор тренеров окажется независимым. Наш тренерский состав – это 15-20 тренеров, в зависимости от типа программы и количества игроков. Все тренеры имеют большой опыт работы с юниорами. Большинство тренеров имеют профессиональный опыт. Многие наши тренеры играли в профессиональных турнирах. Многие играли за свои страны в кубке Дэвиса. Для персонального тренера очень важно знать, как правильно развить талант молодого игрока, и знать технические моменты игры.  Каждую неделю у нас проходит не менее 11 встреч с нашим тренерским составом. 8-9 из этих встреч состоят из обсуждений каждого игрока в отдельности, над чем мы работаем, чтобы его улучшить, а другие 3-4 встречи состоят из обсуждений технических, тактических и стратегических моментов игры».

 

Ученики Академии Эверт

Количество учеников в американских академиях разнится от нескольких человек, когда основной акцент делается на тренировки определенных игроков, как, например, в Kozlov Tennis Academy, до нескольких сотен, как в Академии Ника Боллетьери.

Академия Эверт в этом вопросе придерживается «золотой середины» – количество учеников обычно колеблется от 75 человек зимой до 100 человек, когда предлагаются различные летние программы.

География представленных национальностей, помимо непосредственно американцев, среди студентов Академии широка – есть много европейцев, в основном, сербо-хорватского происхождения, есть азиаты – индусы, тайцы и т.д. И конечно тренируются русскоязычные игроки – из России, Украины, Эстонии. Россияне очень ценят возможность уехать из дождливой осени или снежной зимы, попасть в круглогодичное лето и тренироваться на свежем воздухе.

Тренировочный процесс в ЕТА

 Утро в Академии Эверт начинается с уточнения координатором распределения игроков по кортам, расписывая это все на листке бумаги. А затем в течение дня, во время утренней и вечерней тренировок, координатор следит за их передвижениями, так как, выполнив одно задание, игрок может быть перенаправлен для выполнения следующего на другой корт. Таким образом, в течение одного дня игрок может тренироваться у нескольких различных тренеров. В то же время за каждым студентом закреплен свой тренер для индивидуальных занятий, который ведет и контролирует игрока. 

Обычно ребята тренируются 5 дней в неделю по 2 тренировки в день – в среднем получается 5 часов тенниса. Плюс к этому фитнес 1-1,5 часа. Особенностью тренировок является жесткая дисциплина – все работают и не отдыхают ни минуты, пока не объявляется перерыв на воду – «water break». Минута-другая, и все снова тренируются на корте. Тренировки всегда начинаются и заканчиваются строго по часам, хотя для кого-то могут быть и продлены, если в этом есть необходимость.

И обязательной частью тренировочного процесса являются занятия по mental или психологическая подготовка. Несколько раз в неделю учеников собирают группами, в которых обсуждают различные темы, например, «Что меня настраивает на матч». Это специальные классы, проходящие внутри помещения и на кортах, которые помогают «очистить» голову от ненужных мыслей и помочь полностью сфокусироваться на игре, при этом, не теряя концентрации на всем ее протяжении. Также каждый из учеников ведет свой дневник, в который записывает главные события дня, касающиеся как тенниса, так и повседневной жизни, и дает им оценку. Эти впечатления затем каждый из них обсуждает со своим ментором, который является как бы куратором игрока и к которому можно обращаться с любыми проблемами и в любое время.

На тренировках достаточно часто присутствует Крис Эверт, за исключением периодов, когда она работает комментатором на крупных международных турнирах. Крис ходит по всем кортам, наблюдает за тренировками, с ней советуются тренеры, она что-то поправляет ребятам. Кого-то может отвести на соседний корт и сразу поработать с ним над проблемным элементом. Сама Крис считает это не работой, а удовольствием. О том, как она счастлива в своей Академии, Крис рассказала в коротком интервью:

«Я очень-очень люблю Академию. Джон здесь все организовал. А я здесь просто как тренер. Я очень довольна теми тренерами, что у нас работают. И я могу играть на корте с ребятами, помогать им – это все, что я хочу.  Чем я очень довольна, так это тем, что всем нашим бывшим студентам нам удалось обеспечить scholarship. Получить хорошее образование – это очень важно.     

Есть у нас одна проблема, над которой мы сейчас работаем. Например, есть такие девушки как Мэдисон Киз и Лорен Дэвис. Они тренировались у нас с 10-летнего возраста и до 16-17 лет. А затем началась их профессиональная карьера, им понадобился постоянный тренер. И тут наши тренеры уже должны были выбирать – становиться ли им личными тренерами или оставаться тренерами Академии. И тренеры приняли решение и остались в Академии. И здесь как раз помогла USTA, имевшая свободных тренеров, которые могли путешествовать с теннисистками. Но USTA помогает только американцам. Поэтому мы сейчас думаем, как обеспечивать тренировочный процесс нашим юниорам, переходящим в профессионалы».

Стоимость обучения в Академии Эверт

Обычно студенты приезжают в американскую академию сроком на один год или на один семестр. При этом рассчитывать стоимость обучения на большой период гораздо выгоднее, чем платить понедельно. Так, в Академии Эверт стоимость годового тренировочного цикла (с середины августа до начала июня) с полным пансионом (проживание в общежитии при кортах, с питанием, стиркой, и прочими бытовыми мелочами) составит 39 тысяч долларов США. При этом любой недельный лагерь на таких же условиях обойдется в 1,500-1,600 долларов. Если же есть большое желание попасть в Академию Ника Боллетьери, то приготовить нужно будет от 50 тысяч долларов за обычную программу до 100 тысяч долларов за программу подготовки чемпиона, включающую индивидуальный подход. Неделя с проживанием будет стоить примерно 3,000 долларов, а личный урок Ника Боллетьери (1 час занятий) – от 500 долларов. Правда, есть здесь определенная категория учащихся, которые за обучение не платят вообще. Их называют «дети Ника». Они — надежда академии, будущие игроки мирового класса. Ими Боллетьери занимается лично, а за их обучение платят хозяева академии — IMG. Примером такого студента была наша Мария Шарапова.

Школа Boca Prep International school

Как правило, студенты академий, приезжая тренироваться на длительный срок, поступают и в местные школы. Это не сложно. Достаточно иметь необходимый запас английского языка (не обязательно fluent) и желание учиться. При отсутствии достаточного уровня английского с учеником поначалу будут заниматься дополнительно. Хотя, как сказали сами ребята, наилучшей практикой является общение с англоязычными товарищами в тренировочном процессе и в быту. В итоге – через 3-4 месяца «приходит» свободный английский. В школах, с которыми сотрудничают академии, для теннисистов, как правило, предусмотрены специальные программы – для них выделены обязательные предметы и предметы, посещаемые по желанию. Например, музыка и драма. Кроме того, обязательные предметы назначаются на время в промежутке между утренней и вечерней тренировкой с тем, чтобы ничто не мешало тренировочному процессу.

Например, в Бока-Ратон есть несколько школ, в которых обучаются теннисисты. Выбор школы, в основном, определяется платежеспособностью родителей. Находящаяся в 200 метрах от Академии Эверт BOCA PREP International School является, наверное, наиболее лояльной из школ, предоставляя большие скидки студентам Академии Эверт. В итоге стоимость годового обучения для ученика 6-9 класса составит 10-12 тыс.долларов. Другая школа, которую посещают студенты – St.Paul Lutheran School – считается более престижной, и стоимость обучения составляет в ней около 50 тыс.долларов в год. Однако, по словам ребят, качество обучения в них примерно одинаковое.

Общежитие для спортсменов

Студенты, занимающиеся в Академии Эверт по программе полного курса, недельным программам или проходящие сборы на условиях пансиона, проживают в 3-этажном общежитии (или как здесь его называют – кампусе) по два человека в комнате в течение учебного года и по четверо – во время недельных сборов и на каникулах. На каждые две комнаты приходится общий санузел. Мальчики и девочки проживают на разных этажах общежития. По словам менеджера студенческого сервиса, по всему общежитию установлены специальные датчики, реагирующие на открывание любой из дверей в ночное время. На всех этажах установлены камеры видеонаблюдения и имеется комната наставника. Поэтому любое нарушение дисциплины будет зафиксировано и провинившийся подвергнется наказанию вплоть до исключения из Академии.

А вот что рассказывает бывший ученик Академии, а ныне студент Университета Невады – Влад Щетинин: «Жил я в общежитии, которое находится на территории академии, прямо между кортов. То, что во Флориде жизнь – сахар, мне смешно даже и произносить вслух… Может у других, но в нашем общежитии разгуляться было невозможно – все наши вылазки происходили по расписанию и в большинстве случаев под надсмотром. Так что ни о каких клубах речи даже идти и не могло! К сожалению, такая жизнь существует исключительно у проживающих в академии, таких, каким был я. Но, наверное, это и к лучшему – если впереди университет, то там и будет еще время погулять. А пока что ученикам Академии необходимо сосредотачиваться на нужных вещах, а именно – на теннисе и учебе».

Проживание в Бока Ратоне

Для тех, кто не желает проводить все время на территории Академии и жить в кампусе, а также для приезжающих навестить своих детей родителей – вокруг, как правило, полно возможностей для аренды жилья. В Бока-Ратон – это, например, виллы Courtside Villas, расположенные в шаговой доступности от Академии Эверт и состоящие из 10-12 домиков, готовых к проживанию на четверых человек каждый. И, что приятно, именно в Бока-Ратон живет человек, помогающий решить все жилищные вопросы, начиная от аренды жилья и до помощи в вопросах эксплуатации жилищных помещений и бытовой техники – Alexander Braverman, способный избавить от любой головной боли по части проживания. И что еще более заманчиво – Александр, как правило, обеспечивает получение наибольших скидок от арендаторов для своих бывших соотечественников, за что ему большое спасибо!

Учеба в Университете США

Допустим, ребёнок хорошо играет в теннис.  Но приходит время выбирать между профессиональной деятельностью и учёбой, и он выбирает учёбу. При этом варианте в Америке игрок с хорошим уровнем тенниса может обучаться в самых престижных университетах страны, а при определенном раскладе – даже на бесплатной основе. Потому что Америка – это единственная страна, где университетский спорт развит и продолжает развиваться. Остается только понять, как получить «SCHOLARSHIP» (программа спортивных стипендий), которая на льготных условиях позволяет студентам учиться в ведущих университетах США и получить высшее образование, не прерывая, и даже совершенствуя спортивную карьеру.

Для большинства студентов-теннисистов возможность получения sport-scholarship — стимул для их самовыражения, так как денежное поощрение является признанием их таланта, наградой за многие годы тяжелой работы и свидетельством того, что они являются теннисистами высокого класса. Для некоторых важно и другое: когда родители не в состоянии покрыть все расходы по образованию сына или дочери в университете, то sport-scholarship становится необходимостью. Sport-scholarship обычно покрывает стоимость обучения, жилья, питания и учебников. Плюс, дополнительно к любимому спорту, получение прекрасного высшего образования.

Стоимость обучения в Университетах США варьируется и может составить для граждан США 10-15 тыс.долларов в год + проживание. Но для нерезидентов страны цены существенно выше и лежат в диапазоне (для Университетов, входящих в top-100 по стране) 25-45 тыс. долларов в год + проживание. Получение спортивной стипендии в этом случае позволит сэкономить значительный бюджет семьи, а зачастую и просто обеспечит дальнейшее обучение в этом учебном заведении. Но sport-scholarship — это не финансовая помощь, которая зависит от уровня доходов родителей, а вознаграждение за спортивный талант и хорошее образование самого студента-теннисиста.

Необходимо учесть, что общее количество sport-scholarship, выделяемых для теннисистов, постоянно растёт. Эти спортивные стипендии предоставляют более 2000 университетов и колледжей США, от маленьких частных до больших государственных университетов, которые предлагают образование по такому большому количеству специальностей и предметов, что даже трудно представить. Таким образом, получение спортивной стипендии становится объективной реальностью для большого количества студентов-теннисистов. Но надо также понимать, что изначально не все эти 2000 университетов нужно рассматривать в качестве потенциальной площадки для продолжения спортивного и академического образования.

Наибольший, со спортивной точки зрения, интерес представляют высшие учебные заведения, спортивные команды которых играют в Первом Дивизионе (Division 1). Это фантастический уровень тенниса, реально сильные теннисные команды, серьезный подготовительный и соревновательный уровень. Также можно рассматривать и ВУЗы, находящиеся в Division II, но там есть своя специфика. Дивизион III, как правило интересен тем, что там есть университеты с сильным академическим образованием, но на сильный уровень тенниса там уже вряд ли можно рассчитывать.  

Академия Эверт, опираясь на свой богатый многолетний опыт сотрудничества с ведущими американскими университетами, помогает студентам Академии сориентироваться в выборе нескольких, наиболее подходящих для студента высших уче6ных заведениях и обеспечить студенту scholarship. Ведь главное для родителей и игрока – изначально не ошибиться в выборе учебного заведения, какими бы красивыми лозунгами не заманивали Высшие школы талантливых спортсменов, а грамотно и полностью раскрыть талант теннисиста и обеспечить престижное образование.

Как происходит селекция университетов для студента? Есть основные интернет-ресурсы, где размещаются анкеты игрока, отмечаются его пожелания в выборе университета: вплоть до того, в каком климате должен располагаться университет, преобладание той или иной религии, в городе или малонаселенном месте. Конечно, важен и Дивизион, в котором играет Университет и, соответственно, будет играть теннисист. Это первый шаг в выборе высшего учебного заведения.

После этого, Академия совместно со школой определяет первичный список университетов, который может составить для студента несколько десятков ВУЗов. Далее делается предварительный выбор из 10-15 университетов, и в их адрес Академия направляет письма с просьбой обратить внимание на студента. Тренеры Университетов, заинтересованные в том или ином игроке, напрямую выходят на студента и начинается переписка.

Академия Эверт также проводит на своей базе несколько мероприятий, когда в академию приезжают тренеры многих известных университетов и отсматривают студентов, с которыми они общались. Так происходит первое очное знакомство. Если университет заинтересован в игроке, то он приглашает студента посетить свое высшее учебное заведение.

Студент имеет право на 5 бесплатных поездок в выбранные им 5 университетов. То есть ближе к точке принятия решения, как правило, у студента есть предложения нескольких университетов, и он, по согласованию с академией и университетами, может в назначенное время слетать на пару дней туда для того, чтобы ознакомиться с потенциальным учебным заведением, за которое планирует выступать и где будет получать высшее образование.

Оснащенность спортивных баз американских ВУЗов поражает воображение. У них есть все, что нужно для полноценного становления спортсмена: фитнес-залы, тренировочные лагеря, бассейны, обилие теннисных кортов, стадионы. Плюс каждую университетскую команду обслуживает серьезный контингент тренеров и их помощников.

Виды спортивных стипендий (sport-scholarship)

Существуют 100% (full) scholarship и частичный (partial) scholarship. В связи с тем, что полный sport-scholarship в теннисе можно получить только при высоком рейтинге спортсмена, получают его не все члены команд, часть игроков может получать частичный sport-scholarship. Частичный sport-scholarship является частью от полного и может составлять, например, 25%, и 50% или 75%. Поэтому в одной команде могут быть спортсмены с разным размером sport-scholarship: один может получать 100 %, другой, например, — 75 %. Все зависит от уровня игрока, его спортивных результатов. Например, можно быть зачисленным в университет, имея предложение о 50%-стипендии, но через год выйти на полное финансовое обеспечение со стороны учебного заведения. Главное для студента – хорошо тренироваться и выступать на состязаниях, а именно это и требуется. Но самое интересное, что от студента-спортсмена также требуется хорошо учиться.

В университетах Дивизиона III не выплачивается sport-scholarship, а предоставляется финансовая помощь, которая может покрывать расходы не только на обучение, но и на жилье, питание, а иногда даже дает возможность раз в году оплатить авиаперелет домой и обратно. Другими словами, выдаваемая финансовая помощь, которую получают некоторые атлеты в течение четырех лет обучения, иногда может быть больше, чем sport-scholarship в других учебных заведениях. К тому же, размер финансовой помощи может изменяться в зависимости от уровня доходов родителей спортсмена. Чем ниже доход, тем больше размер финансовой помощи. Но, как говорилось ранее, уровень соревновательного тенниса в университетах третьего дивизиона может оказаться достаточно низким.

Отличительной особенностью Теннисной Академии Эверт является тот факт, что все без исключения студенты академии получают в результате scholarship, хотя уровень стипендии может варьироваться. А дальше ученик в будущем сможет сам, за счет своих спортивных результатов, обеспечить себе прекрасное академическое и спортивное образование. И, кстати, очень много студентов из Университетов, входящих в Первый Дивизион, принимают решение по окончании ВУЗа попробовать свои силы в профессиональном теннисе. И некоторым из них даже удается достичь весьма высоких результатов. Наглядным примером может стать американский теннисист, бывшая 1-я ракетка мира – Энди Роддик, который длительное время тренировался в Академии Эверт и закончил школу BOCA PREP International School, о чем свидетельствует памятная доска над ее входом и табличка в самой школе. Затем в период обучения в университете Джорджии Энди продолжал заниматься теннисом, а также играл за местную баскетбольную команду вместе с другим американским теннисистом Марди Фишем. А дальнейшую историю Роддика все знают – Энди стал победителем 32-х турниров ATP (в том числе 1 турнира Большого шлема – US Open и 5 турниров серии Мастерс).

Главное – сделать правильный выбор!  

 

Студент Академии Эверт - АЛИСА МЕДВЕДЕВА

Более подробно о своем пребывании в Академии Эверт рассказала 13-летняя москвичка Алиса Медведева, которая тренируется здесь уже полгода.

JT: Расскажи, как ты попала в Эверт.

Алиса Медведева: Я тренировалась в России. И мне очень захотелось попасть в Академию. Я ждала этого с 11-ти лет, т.к. папа сказал, что пока я маленькая. И вот мне исполнилось 12 лет. И первая академия, в которую мы приехали, оказалась HIT Academy. Но нам там не понравилось. И знакомые посоветовали Академию Эверт. Первый раз мы приехали с мамой – на 2 месяца летних каникул. Мне безумно понравилось, остались хорошие впечатления. Мне понравилось, во-первых, как работают, потому что, если сравнивать с Россией, то это небо и земля. Это был летний теннисный лагерь. У меня уровень тенниса поднялся – это все заметили. Когда я вернулась в Россию, то первым делом сказала, что я хочу еще раз поехать. Папа решил, что тогда нужно ехать надолго. И встал вопрос со школой, так как нужно получить образование.

Мне очень нравится Академия Эверт, потому что здесь хорошо работают и все тренеры очень хорошие.

JT: А что значит – хорошо работают?

АМ: Мне нравится, что когда у тебя какая-то ошибка, тебе не просто издалека говорят: «Делай вот так», а подходят и пытаются объяснить, чтобы ты понял, даже нарисовать, если ты не понимаешь, еще раз объяснить. Не ругают. Если что-то не понимаешь, наоборот говорят: «Подойди и спроси лишний раз, не надо стесняться». Придумывают различные варианты, как объяснить, чтобы человек в итоге понял.

JT: А какие есть занятия, которых не было у тебя в России?

АМ: У меня не было «mental», если переводить – это работа над твоей психологией на корте. Хотя мы работаем и над обычными ситуациями, потому что в жизни не меньше стресса. У нас даже есть «bander» –  это книга, где мы расписываем весь день, и есть страницы, где можно рассказывать про свои достижения не на корте. Еще здесь особенный фитнес. В России фитнесом ты обычно занимаешься дополнительно, а в Эверт он входит в общую программу. Мне очень нравится наш тренер, он очень четкий, знает всех детей, какие у кого проблемы. Он всегда подойдет, поможет, даст нужные задания. У нас есть бумажки, по которым мы работаем. Все расписано на 4 недели вперед. И еще одно отличие – можно всегда подойти к тренеру после занятия, поговорить, спросить, какие у тебя проблемы – и они всегда ответят. Еще мне нравится, что если у тебя болят мышцы, ты можешь попросить кого-нибудь из Эверт, и он проводит тебя в бассейн. И всегда с тобой кто-нибудь пойдет, чтобы ты поплавал.

JT: А ты учишься здесь и в школе?

АМ: Да, в 7-м классе, по специально адаптированной программе. Обычные дети начинают учиться с 8 утра, и до 10 часов у них идет drama (театральный кружок), life skills (о том, как нужно вести себя) и art-class (рисование). Нам дают в школе еду – батончики, мюсли всякие, обязательно фрукты, потому что много спортсменов в школе и печенье. Мне нравится, что Академия Эверт подписала контракт со школой, и они придумали удобную программу. В России теннис со школой очень тяжело совмещать, я ничего не успевала. А в Эверте сделали расписание, чтобы детям было комфортно.

JT: Многих родителей и детей пугает проблема языкового барьера по прибытии в какую-либо страну. Что можешь сказать, исходя из своего опыта?

АМ: Языковой барьер можно преодолеть, разговаривая. В Эверт все дружелюбные – никогда не будут смеяться и всегда помогут. И у нас есть русскоязычный тренер, к нему можно обратиться, он поможет. Прежде, чем поступить в школу, тебя оценивают, как ты разговариваешь – приходят родители и ученик. Если у тебя совсем плохой английский, то может прийти Иван и помочь. Когда я проходила собеседование, у меня не очень получалось говорить на английском, и Иван нам помогал. На самом деле, если у тебя есть базовый английский, то этого хватит. А потом будешь учиться в школе, где все говорят на английском. И если живешь в кампусе, то там все говорят на английском. Нет такого, чтобы русские общались только с русскими. И не нужно бояться, что кто-то будет смеяться.

JT: Ты не скучаешь по дому, по России?

АМ: Я скучаю по друзьям и родственникам. Естественно, общаемся – по скайпу и через социальные сети.

JT: А ребята, которые живут в кампусе и находятся под присмотром Академии – они довольны своей жизнью?

АМ: Да, я знаю, что каждую пятницу они ездят в кино, очень часто – к океану, а раз в году они ездят в парк развлечений. Вечером можно записаться и поехать в кафешку, а по выходным – в моллы, где можешь купить себе одежду, развлечься с друзьями. Также родители могут записаться на себя и забрать ученика на время. Насчет присмотра в Эверт все строго, есть дежурные, и они постоянно смотрят. Например, вот я гуляю с собакой. И когда еще не знала, то заходила вечером с ней на территорию Эверт. Мне сказали, что я не могу это делать, потому что если что-то со мной случится, то они будут отвечать. И я считаю, что это правильно. Там не скучно, у них есть 1 час с 7 до 8 вечера – study home (час учебы), когда все учатся, и есть время развлечений, когда они сидят и, например, смотрят фильмы. Расселение идет по выбору, с кем тебе хочется жить, с кем комфортно. Единственное – мальчики и девочки живут отдельно и на разных этажах.

До 6 часов всегда можно приходить к своим друзьям в кампус, можно общаться. А после 6 – уже нельзя, темнеет, и им нужно учиться, чтобы их не отвлекали.

Если ты плохо учишься, то выезды запрещают. Но если кто-то куда-то не поехал – он знает, за что он наказан. Еще здесь следят, за тем, как ты ведешь себя на корте. Если плохо себя ведешь, бросаешь ракетку, говоришь плохие слова – тебе дают наказание, обычно это – собирать мусор вместо тренировки. Один русский мальчик в Эверт как-то бросил ракетку на корт, и ему сказали: «Если еще раз бросишь, то получишь наказание». А он еще раз бросил. И на следующий день вместо того, чтобы играть с тренером, он собирал мусор. На следующий день – уже никаких бросаний ракеток. Еще мой друг как-то не сделал домашнее задание в школе, и школа сообщила в Эверт. И когда потом все поехали в кафе – его не взяли, он был наказан. Также бывают наказания за какие-то конфликты между мальчиками. Я думаю, что они устают, потому что все время находятся в кампусе друг с другом, и начинаются какие-то споры ни из-за чего. Но взрослые там все контролируют, любой конфликт доводится до сведения руководства, и ребята это понимают, что потом будут проблемы – родителям также сразу звонят, и дают наказание вплоть до отчисления – были такие случаи за курение и употребление алкоголя.

JT: А есть моменты, которые тебе не очень нравятся?

АМ: Нет, мне все нравится. Даже когда у нас идет дождь, мы не просто бездельничаем – у нас или фитнес, или mental. Mental очень помогает. С нами разговаривает руководитель по девочкам - Менди. Она также часто ходит во время тренировок, смотрит и помогает, объясняет в чем ошибки. И когда дождь, мы садимся в общежитии в комнате, где телевизор, и мы с ней общаемся, делаем выводы за неделю, обсуждаем ошибки. К ней всегда можно подойти и спросить. Также всегда можно подойти и к Крис Эверт, она тоже смотрит, подходит, помогает. Мне Крис исправляла подачу. Я не понимала, почему у меня не получается подача, и Крис пришла, объяснила. Я сразу смогла так подать, и Крис была очень рада. Она, правда, всегда хочет помочь.

Еще, когда дождь, нас вывозят в соседние парки, где есть корты, потому что там может не быть дождя. Но если дождь идет уже везде, то мы идем на фитнес или mental.

JT: А как обстоит дело с соревнованиями и турнирной практикой?

АМ: На турниры, на которые записываешься в Эверт, всегда выезжают тренеры. После игры с тобой разговаривают, докладывают твоему тренеру, и тренер потом с тобой работает над этими ошибками. Победителя турнира фотографируют с кубком и вешают фото на доску почета и размещают информацию на сайте Академии. Летом за хороший труд давали призы. Еще очки набираешь, тебе их тренеры начисляли. И когда лагерь заканчивается, тебе вручают приз как «самому старательному», например. И также награждают троих, которые были лучшие в этот период в Эверт. Я попала летом в их число и была очень рада. Мне дали приз – сумку с эмблемой Эверт. Эту информацию вывешивают на сайт, и это стимулирует потом еще больше стараться. Вообще, тут всегда все на позитиве. Что-то случилось – скажи тренеру – плохо ли себя чувствуешь или плохое настроение.

JT: На будущее ты планируешь здесь остаться и поступать в Университет?

АМ: Да, здесь хорошо, когда идет выбор с 11-го класса – можно присматривать университет, они возят от школы. Эверт и школа помогают подобрать наилучщий вариант для тебя. Эверт смотрит уровень тенниса, а школа – уровень образования. Эверт как бы гарантирует уровень тенниса ученика.

JT: Вообщем ты здесь счастлива?

АМ: Да, мне здесь очень нравится.  Мне нравится то, что у меня здесь есть расписание, я знаю, что делаю. Естественно, если ты живешь с родителями, то потом остается время и отдохнуть, съездить куда-нибудь. Очень здесь все дружелюбные, хотя, когда надо – строгие. Люблю я Эверт – вот и все!

Интервью Джона Эверт журналу JuniorTennis

Мы основали Академию 16 лет назад. Это было где-то около 16 лет назад. В прошлом я был игроком. Я вырос в семье теннисистов – все пятеро детей играли. Две мои сестры играли в Pro-туре, остальные братья и сестры поступили в колледж на стипендию. Мой отец был тренером в общественной организации, которая называлась Holiday Park, до того, как появились первые теннисные академии. В один год девять игроков из этой общественной организации прошли на Wimbledon. Я вырос в семье теннисистов с тренером по теннису, в теннисном мире. И, в конце концов, я добился стипендии в университете Vanderbilt, который был хорошим академическим университетом. Летом я выступал на некоторых профессиональных турнирах, но, в основном, в составе команды по теннису. И когда окончил Vanderbilt, я решил, что хочу заниматься бизнесом в теннисе. 10 лет я был агентом в IMG, я был вице-президентом там. В сфере моей ответственности был поиск талантливых игроков, лучших игроков-юниоров мира. Я открыл несколько весьма известных игроков, таких как Дженнифер Каприати, Мэри Джо Фернандес. Я, в основном, занимался с девушками, среди них также Пэм Шрайвер.

Больше всего в работе агента мне нравилось развивать игроков: знакомиться с ними в юном возрасте, смотреть, как они растут, как развиваются, и смотреть, как они превращаются из юниоров в профессиональных теннисистов. Я общался со многими родителями, и, так как у меня родители тоже были теннисистами, мне удается хорошо находить с ними общий язык. То, что мне нравилось больше всего – это помощь, чистая помощь в развитии игроков. Находить для них возможность показать себя, пытаться показать их на как можно большем количестве турниров, стараться увеличить их доход. Во многих случаях я не соглашался с родителями этих маленьких девочек. Мне казалось, что для них гораздо полезнее концентрироваться на теннисе и жить, работать над собой как над личностью, потому что так у них будет более продолжительная карьера, они станут лучше играть в теннис, лучше справляться с психологическим давлением и стрессом. Мне казалось, что если у них будут хорошие отношения с родителями, то, когда они закончат карьеру, они лучше адаптируются.

Так я попал в бизнес Академии, потому что мне нравилось работать с детьми и развивать игроков. Нет никакого разграничения, никакой разницы между тем, чтобы воспитывать таких игроков, как Мэдисон Киз, или Лорен Дэвис, или Энди Роддик и ребенка, который просто приехал в Академию. У нас нет разграничения между той работой, которую мы делаем для этих игроков, и работой, которую мы делаем для ребенка, который хочет пойти в колледж.

Я думаю, что чем мы очень гордимся – это то тем, что каждый из наших учеников получает предложения стипендии из школ по всей стране, хороших академических школ, больших университетов дивизиона 1, некоторых университетов поменьше дивизионов 2 и 3.

Так я попал в бизнес теннисной академии. Первые 4-5 лет я проводил, наверное, половину своего времени, может, больше, может, меньше – в попытках построить модель бизнеса. В последние 10 или 11 лет я стараюсь восстановить свои навыки тренера, работаю с учениками, и 75% моего времени я провожу на корте. Я на корте утром, днем. Я не провожу на корте столько времени, как другие тренеры, поскольку у меня много других обязанностей. Но сейчас у меня есть хорошие люди, которые работают на меня – мой бизнес-менеджер, есть менеджер Академии, у меня хорошие директоры. Поэтому теперь у меня есть роскошь прийти на работу, и уже они говорят мне, куда идти. «Нам бы хотелось, чтобы ты взглянул на этого ребенка, у него проблема с…». Я обычно слежу за техническим развитием учеников. Я строю модель развития в зависимости от того, что необходимо нашим ученикам. Но она очень гибкая. Иногда нашим учениками требуется больше выдержки в целом, иногда им нужно больше развивать нападение, иногда им нужно подтянуть общую физическую подготовку, иногда нам нужно сконцентрироваться на психологической стороне игры – именно это мы сделали в этом году, когда ввели программу психической подготовки.

Я разрабатываю программу и бизнес-часть, принимаю основные решения. Но на самом деле у нас хорошие люди занимают хорошие должности, поэтому последние 10 лет я больше провожу времени на корте, поскольку я на самом деле люблю это. Я могу пойти, потренировать ученика. Мы построили репутацию Академии, которая готовит профессиональных теннисистов, особенно среди девушек. С парнями несколько сложнее работать. За многие годы из страны вышло не так много мальчиков. С мальчиками все намного глобальнее: им нужно показывать себя, играть турниры, участвовать в мировых соревнованиях. Тогда как девочки могут позволить себе иметь базу, их часто тренируют более независимо. У нас есть несколько мальчиков, которые могут стать профессионалами, и я не хочу ни в коем случае сказать, что мы – Академия для девушек, но, возможно, мы были более успешными с девушками, чем большинство академий в стране. В США немного профессиональных теннисистов-мужчин. Поэтому USTA стала нашим партнером, и многие девушки из нашей Академии работают с их девушками. Они стараются воспитать некоторых лучших игроков-парней. Но что делают они – они собирают группы и отправляют их в разные части мира соревноваться.

Я стараюсь кратко дать вам понять, как я попал в бизнес теннисной академии. Я пытаюсь объяснить вам, как я могу делать два дела одновременно. Я не провожу много времени за управлением мелкими делами Академии: есть работники, которые прекрасно с этим справляются, которые работают на меня годами, и эта бизнес-модель работает, как машина. Я получаю отчеты, я планирую, но я не вовлечен в это каждый день. Я провожу большую часть времени на корте, потому что я люблю это делать.

Вышло так, что я стал, в конце концов, лицом академии, брендом со стороны тренеров. Моя сестра всегда была лицом компании с точки зрения маркетинга. Кристи наблюдала, как росла Академия. Ей нравится заниматься с ребятами. Я думаю, что наши сильные стороны дополняют друг друга. Я больше тренер по развитию, который уделяет внимание техническим деталям и разрабатывает программу. Она же добавляет большую долю культуры. Когда она выходит на корт, она хочет, чтобы ребята соревновались. Она уделяет довольно много внимания психическому состоянию игроков. Не только тому, как они покажут себя на соревнованиях, но и тому, чтобы они совершенствовались с каждым днем, много работали каждый раз, когда они выходят на корт.

JT: Как много тренеров в вашей Академии?

ДЭ: Постоянных тренеров у нас 18, включая нашего тренера по общей физической подготовке, включая тренера по психической подготовке. В это число входим, возможно, Кристи и я. Также у нас есть постоянно меняющиеся тренеры на полставки. Во время насыщенных периодов, например, весной, нашими учениками занимаются и те, и другие. Летом наш тренерский состав вырастает до 25 человек.

JT: Как вы выбираете тренеров?

ДЭ: У нас очень хорошая репутация с точки зрения того, как мы выбираем тренеров. Мы получаем рекомендации, но обычно я не найму тренера до тех пор, пока не получу хороших отзывов и не пообщаюсь с людьми, которые с ним работали. Также, когда мы нанимаем тренера, мы приглашаем его как минимум на неделю на работу в Академию. Часто испытательный срок составляет месяц. Мы обычно проверяем его прошлое, получаем рекомендации и отзывы, тренеры работают, приходят на наши собрания, они работают по программе неделю, и мы знакомимся друг с другом. Они видят, что от них ожидается, видят, что мы ищем, видят, какова наша философия, какова рабочая обстановка. Они работают с некоторыми другими тренерами. При таких условиях все довольно прозрачно. Я люблю нанимать молодых тренеров, которые хорошо играют. Мы идем в этом направлении, потому что нам нравится развивать их и вовлекать их в нашу философию. Мы обычно не нанимаем просто громкое имя. У нас здесь хорошие лидеры. Я не знаю, как это происходит в футболе, но в регби самые успешные команды – это те, которые строятся снизу вверх. Они набирают молодых игроков и развивают их. В других командах часто один игрок из той команды, другой из второй, третий из третьей. Но происходит следующее: когда встречаются все эти эго из разных команд, успешные игроки, то трудно построить команду. Поэтому моя философия – лучший способ построить команду – это нанять молодых тренеров и развивать их. У нас здесь достаточно опытных тренеров. Нам нравится строить снизу вверх. Через какое-то время, если им пора двигаться дальше, я стараюсь помочь им найти другую работу. Если для них есть другая возможность, я им помогу. Это мы должны делать, нельзя быть эгоистичным.

Так же и с USTA. Мэдисон Киз предложили все. Своим игрокам они предлагают тренера, предлагают расходы на поездки, часто как для игрока, так и для родителей. Они предлагают очень хороший пакет. Если финансово ученики не могут позволить себе эти расходы, то мне лучше отпустить их.

JT: Нужно ли быть гражданином США, чтобы попасть в программу USTA?

ДЭ: Да, нужно. Там сейчас трое игроков, которые занимались у нас. Они оставались с нами и платили нам, чтобы мы с ними работали несколько лет, прежде чем перейти туда. Иногда становится слишком дорого путешествовать, оплачивать тренера, и они могут предложить это. Я не могу этого предложить: я не банк. Я терпеть не могу, когда мы развиваем их, а они уходят, и USTA получает все заслуги, когда игрок хорошо выступает на соревнованиях. Но я говорю тренерам: «Если вы делаете все лучшее для ученика, для его семьи – то все будет хорошо».

Последнее, что следует делать – это думать о том, кому достаются заслуги. Если думать, чья это заслуга, то речь идет больше о нас, чем об учениках. Для меня это очень важно – убедиться, что мы делаем все самое лучшее для клиента. И иногда для клиента лучше всего – отпустить его. И знаете что? Они возвращаются и говорят спасибо.

JT: Случалось ли такое, что вы видели потенциал в ученике и делали скидки на обучение?

ДЭ: Мы стараемся, чтобы каждому помогали с оплатой. Лорен Дэвис и Мэдисон Киз не платили столько, сколько другие ученики. Но у них также были спонсоры, которые им помогали. Иногда, если мы видим потенциал, мы помогаем ученику найти спонсора. Я пишу письма в пользу учеников. Будет нечестно, если 10 ребят приедут сюда из России, которым по 14-15 лет, захотят учить английский язык, захотят улучшить свой теннис. Их путь – это путь в колледж. Возможно, они потом будут играть профессионально, потому что есть много игроков, которые из колледжа перешли в профессионалы. Но будет нечестно по отношению к этим 10 ребятам, если мы дадим стипендию 4 ребятам, которые станут потенциальными профессионалами, и я возьму четырех лучших тренеров и поставлю их работать с этими ребятами. По моему мнению, у нас должно быть равновесие в нашей программе. Ребенок должен получать столько же внимания и такую же программу, как и тот, который потенциально профессионал. Да, мы делаем специальные договоренности, но мы всегда убеждаемся, что эта договоренность не притесняет тех детей, которые платят больше. Они – лидеры в программе, и остальные ребята, и родители ценят их присутствие. Мэдисон Киз и Лорен Дэвис были ценны. Их родители были такими же, как и остальные. Они понимали программу, девочки шли по программе. У них были дополнительные занятия один на один, но причина тому – то, что они были лучшими игроками в программе. Белинда Бенчич –  сейчас она не здесь, потому что она поехала в Японию. Я могу посмотреть ее родителям в глаза, если они зададут вопрос, почему их дочь получила дополнительный час один на один – я могу посмотреть им в глаза и сказать, что это потому, что этот ученик – лучший в программе.

JT: Что касается турниров: если ваши студенты едут на турниры, они платят за это дополнительно или же это включено?

ДЭ: Они платят дополнительно. В оплату обучения включены 5 часов тренировок по теннису, общей физической подготовке и психической подготовке. На местные турниры мы ездим дважды в месяц. За это нет дополнительной оплаты. Путешествия за границу оплачиваются отдельно, поскольку есть расходы. Но оплата обучения включает в себя местные турниры, программу, поселение, консультации с родителями. Это дорого, но это дорого потому, что у нас здесь тренеры высшей категории. У нас лучшие тренеры, мы чувствуем в себе эту силу. Мы платим тренерам зарплату, основанную на том, как шли наши дела за год. Мы также оплачиваем их страховку, льготы. У нас также есть пенсионная программа.

JT: Что касается тренеров: есть ли у каждого ученика свой личный тренер?

ДЭ: Я бы сказал, что каждый из наших тренеров ведет группу. У ученика не может быть личного тренера, у нас 70 постоянных учеников. За одним тренером обычно закреплены 3-4 ученика. Они занимаются расписанием турниров, общением с родителями, разрабатывают программу. У вас нет постоянного тренера, но есть один главный тренер. Я бы сказал, 60-70% времени, а в остальное время есть второстепенный тренер, с которым вы занимаетесь один на один. Процесс очень индивидуализированный. И этот тренер планирует для ученика расписание турниров – обычно на один семестр. Но родители часто имеют представление на год. В августе мы садимся, составляем расписание турниров до декабря, и потом составляем расписание турниров на остальной год в январе.

JT: Из вашего прошлого опыта: обычно вы не брали учеников младше 7-8 лет, а теперь вы пытаетесь сделать это для русских ребят. Как вы считаете – это подходящий возраст или же они слишком малы, чтобы начинать?

ДЭ: Во-первых, мы не берем их в общежитие. Одна причина – это, когда ученик приходит в возрасте 8 лет, и его можно принять – если он может участвовать в дневной программе. Они, возможно, все равно не настолько хороши, чтобы пойти вперед программы. С самыми маленькими, которых можно принять, мы поступаем следующим образом: мы помещаем его в дневную программу, и они занимаются индивидуально сверх этого.

JT: Вы предпочитаете, чтобы ученики оставались в общежитии или это не важно? Кто лучше учится – тот, кто живет в общежитии или тот, у кого рядом семья?

ДЭ: Я думаю, что бывает по-разному. Мы заполняем общежитие. С точки зрения бизнеса нет никакой разницы, но я думаю, что для ребенка важно, чтобы родители были рядом. Хотя я скажу, что некоторые ребята, которые уехали из дома, приехали сюда и жили в общежитии, получили пользу, потому что они повзрослели как личности. Такой ученик будет гораздо лучше подготовлен к тому, чтобы пойти в колледж и жить сам по себе, и решать проблемы, и соблюдать дисциплину, и знать, какой выбор делать. Я думаю, что для мальчиков лучше жить в общежитии. Девочки иногда больше нуждаются в родителях. Я не хочу, чтобы это прозвучало, будто я разделяю их по полу, но, говоря в целом – это так. Я уверен, что в России это не сильно отличается.

JT: В заключение, что вы можете пожелать российским теннисистам и их родителям?

ДЭ: Россия находится очень далеко от Южной Флориды и академии Эверт. Хотя на самом деле, я чувствую, что наша академия – это одно из лучших мест для тренировок в мире, если не самое лучшее. Наша программа нацелена на всестороннее развитие. Поэтому для маленьких детей и даже подростков, мечтающих стать профессионалами или попасть в американский университет, это – отличный шанс. Они могут приехать в академию Эверт, поиграть против лучших американских спортсменов, против лучших ребят нашей академии, интернациональных спортсменов. Вы можете провести отличные тренировки с тренерами мирового класса. Несколько раз в неделю на наших кортах играет Крис Эверт. Многие из наших тренеров получили награды за тренинг в роли персональных наставников. Я думаю, что уровень компетенции в Южной Флориде несравним ни с чем. И, конечно же, погодные условия – возможно, немного потеплее, чем в некоторых районах России. Это большое решение и большой шаг. Но я Вас могу заверить, что многие дети, приезжающие сюда из России, Западной Европы, и всего света, проведут здесь один из лучших периодов в своей жизни и получат бесценный опыт. Мы этим гордимся.